Категории

Тут было

У молдавского народа уже сложилось прочное стремление к дружбе с русским и украинским народами

Spread the love

У молдавского народа уже сложилось прочное стремление к дружбе с русским и украинским народами

С полным основанием мы можем утверждать, что в XVIII в. у молдавского народа уже сложилось прочное стремление к дружбе с русским и украинским народами, и это стало еще одной чертой национального характера молдавского народа. Не следует забывать, что и тут значительную роль сыграла религиозная общность, но религия имела значение для оформления этих чувств, не она, разумеется, была причиной таких настроений народных масс. Церковные деятели лишь оформляли эти настроения. Например, в 1674 году в Киев прибыл от молдавского и валашского господарей игумен Федор, который привез просьбу принять княжества в состав России. В грамоте они писали: «Подобает бо нам христианам быти под послушанием христианского царя, нежели быть в порабощении бусурманском». Таким образом, в недрах молдавского феодального государства, вначале самостоятельного, а потом входившего в состав Османской империи, происходил процесс дальнейшего развития молдавской народности со своей территорией, языком, экономическим бытом и специфической национальной культурой. Эта культура выражалась в создании специфической молдавской материальной культуры (особенностей жилищ, одежды, домашней утвари, инструментов, системы хозяйства) и духовной жизни. Возникли свои особые предания и легенды (например, легенда о возникновении Молдавского государства), свои сказки, пословицы и поговорки, специфические этнические симпатии и антипатии.

В XV — XVI вв. возникают первые памятники молдавской светской литературы в виде летописей, которые писались на славянском языке. Летописи являются памятниками именно молдавской литературы, они писались молдаванами для Молдавии и выражали молдавское восприятие исторических событий. Летописи писались для того, чтобы вошли в историю славные дела предков, чтобы они не были «забвения гробом покрыты», как писал летописец Макарий в середине XVI в. Некоторые националистически настроенные буржуазные авторы из антиславянского лагеря в XIX в. пытались исключить эти летописи из состава молдавской литературы только
потому, что они были написаны на славянском языке. Это мнение было осуждено наиболее выдающимися деятелями молдавской культуры. О борьбе И. Богдана за признание молдавско-славянских летописей духовным наследием молдавского народа академик Е. Петрович писал, что она завоевала ему уважение, он убедил признать древнюю эту культуру как свою культуру, «…хотя она и выражена на чужом языке».

В летописях мы находим выражение самосознания молдавского народа, чувство патриотизма. Особенно ярко это проявляется при описании войн с иноземцами-поработителями. Так, описав победу молдавского войска над турецкой армией Сулеймана-паши в 1475 году, летописец пишет: «И бысть тогда веселие в людех…»18, а внеся запись о поражении молдавской армии в 1476 году, добавляет о «великой скорби» в Молдавии и соседних странах и выражает неприязнь к «…проклятым туркам и изменникам мунтянам»19 (имеются в виду валахи, которые по приказу турецкого султана участвовали в разгроме Молдавии). Для молдавского летописца — молдаване избранный народ, через который бог осуществляет свою волю. О победе над турецко-татарско-валашской армией 1475 года он пишет: «победи господь поганские языки рукою раба своего Ио Стефана воеводы»20. Молдавское летописание, пропитанное патриотическим духом, сыграло большую роль в формировании национального самосознания. Проявление общемолдавских патриотических чувств происходило в условиях углубления феодальных отношений, роста классовых противоречий, которые начинают играть все большую роль. Как крестьяне (основной угнетенный класс), так и боярство и господарь в ходе борьбы свои классовые интересы выдвигали на первый пла1Н. Это можно иллюстрировать множеством примеров. Например, в 1457 году молдавские бояре и польские феодалы заключили специальное соглашение о совместной борьбе в пограничном районе с борющимися
крестьянами (без различия этнической принадлежности), которых они в соглашении назвали «лихие люди», во главе которых в то время стоял человек по имени Лев22. Такие же соглашения польских и молдавских феодалов заключались и в последующие времена,
борцов за интересы крестьян они называли «плохие люди», «разбойники» («тылхарь»), «злодеи» («рэуфэкэторь»).

С другой стороны, молдавские крестьяне в борьбе с молдавскими феодалами иногда объединяли свои силы с украинскими крестьянами. Так было во время восстания 1490—1492 годов, когда молдавские и украинские крестьяне вели борьбу против молдавских, польских и украинских феодалов23. В отрядах молдавских гайдуков в борьбе с боярами нередко воевали украинские борцы, а в отрядах украинских народных борцов, как то запорожцев, опришков, гайдамаков и других, участвовали молдавские народные герои. Коротко говоря, и в Молдавии, как и у других народов, с образованием государства усилились национальные чувства народа, «о и классовые интересы всегда, и у феодалов и у народных масс, естественно, вносили в эти чувства свои коррективы. Национальное чувство единства входило в противоречие с классовой борьбой, это свойственно всем этническим общностям эпохи феодализма и капитализма.

 

Related Post

Leave a Reply