Категории

Тут было

Молдавское самостоятельное государство

Spread the love

Молдавское самостоятельное государство

Молдавское самостоятельное государство, возникнув в 1359 году, просуществовало пять столетий, оно сыграло большую роль в формировании и укреплении: особого самосознания молдавского этноса. В XIX в. роль государства в этом отношении значительно меняется. В 1859 году произошло объединение государств Валахии и Молдавии, где проживали близкородственные по языку народы. Вновь возникшее государство через единые школы, законы, печать, администрацию, единую таможенную систему проводило политику слияния населения двух княжеств в единый народ. Молдаване и валахи были близкородственными народами по языку, много было общего в их исторических судьбах, но пятисотлетнее пребывание их в отдельных государствах создало много специфических этнических черт. О некоторых отличиях выше уже шла речь, здесь добавим, что об отличиях молдаван от валахов в XVII в. писал Павел Алепский в своем дневнике путешествий28, в XVIII в. И. Некулче29, в XIX в. А. Руссо, подчеркивая молдавско-валашские антагонизмы, сообщали, что бухарестские деятели называли молдаван #«славянами и руссофилами»30 и т. п. и т. д. В составе Румынского государства у молдаван самосознание своей этнической особенности постепенно начало угасать. Иное положение сложилось с самосознанием у молдаван в составе царской России. Здесь, находясь в инородном окружении, народ сохранил свой язык и обычаи, и, хотя царизм тормозил национальное развитие, оно продолжалось, продолжалось развитие этнического самосознания у народа.

Молдавские писатели уже в первой половине XIX в. писали о появляющихся различиях у молдаван, живущих в России и живущих к западу от реки Прут. Писатель К. Стамати, рассматривая искусственную латинизацию языка в Румынии, писал: «Этот реформированный диалект, процветающий в соседних с Бессарабией княжествах, мы, бессарабцы, не знаем и не слишком понимаем… Книги с новым стилем и орфографией мы даже читать не можем, за исключением немногих». В начале XX в. самобытность молдавского народа и его языка ярко и страстно отстаивал поэт А. Матеевич. А после Февральской революции А. Коцовский в статье «К истории духовного пробуждения Бессарабии» писал о «сохранившейся самобытности молдавского народа», правда, в соответствии со своими взглядами всю заслугу этого он ошибочно отводил не народу, а монастырям, которые сохраняли заветы молдавского национального духа. После 1859 года не существовало самостоятельного Молдавского государства, и это ослабляло его этническое развитие. Сто с лишним лет молдавский народ входил в состав Российской империи. Это оказало на него огромное влияние. Тесные экономические связи с российским рынком, общая политическая борьба с гнетом русского цариама, гнетом помещиков и капиталистов, приобщение к передовой русской культуре сближали молдавский народ с русским и украинским народами. У него.появились новые специфические черты. Это особенно ярко проявлялось в рядах молдавской интеллигенции. Ее характеризовало то, что она являлась частью русской интеллигенции. Как и у русской интеллигенции, ее верхушка была связана с господствующими классами и была носителем идеологии капиталистов и помещиков, другая небольшая, но все растущая ее часть связывала свою судьбу с рабочим классом, его революционной борьбой.

Наиболее значительная часть молдавской интеллигенции, как и интеллигенции других народов империи, была пропитана мелкобуржуазными идеями и отражала, в основном, чаяния крестьянства. Она, оставаясь молдавской по происхождению, была воспитана на идеях русской культуры и это стало ее основной чертой. Последнее можно заметить, знакомясь с письмами некоторых молдавских интеллигентов. Так, 3. Арбуре молодость провел в России, будучи студентом, был связан с русским революционным движением; позже, проживая в Румынии, он в начале XX в. в письмах жаловался на чуждую ему по духу среду, что у него нет ничего общего с местным «обществом», и добавляет, что в России он жил в окружении «…людей, связанных со мной общностью труда, страданий, единых целей». О таких же настроениях в 1916 году писал и другой молдаванин — эмигрант из Бессарабии— А. Фрунзе. «Мы, т. е. 5—6 максимум 10 бессарабцев, проживающих в Румынии, чувствуем себя совершенно чужими духу здешнего общества…».

В Бессарабии происходил процесс дальнейшего формирования молдавского национального самосознания, и это естественно, ибо оно всегда развивается в соответствии сходом истории самого народа, ибо национальные чувства — не биологические, не врожденные свойства человека, они развиваются из конкретно-исторических условий жизни общества и изменяются вместе с изменениями условий развития самого общества.

* * *

 

Related Post

Leave a Reply