Категории

Тут было

Как врагов перестройки успокаивали арматурой

Spread the love

Как врагов перестройки успокаивали арматурой

Московские политологи и поныне продолжают рассказывать нам басни про простодушного Горбачёва, которому не удалось осуществить задуманное, про «свободу печати» и «свободу слова» времён перестройки. Но «свобода» эта не распространялась на «врагов перестройки», как их называли тогда. К врагам относились, в частности, и сторонники Интердвижений. Слово видному «врагу перестройки», одному из лидеров Интердвижения Молдавии и СССР Елене Дмитриевне Варфоломеевой. Ныне политический беженец, она любезно согласилась рассказать нам про горбачёвщину в Молдове. Про то, чему она лично была свидетелем и что сегодня принято замалчивать в среде московской интеллигенции. Это тем более интересно в свете возобновления брожения в этой республике в последние месяцы. Первая часть интервью — пресса времён перестройки в Молдавии.

Как врагов перестройки успокаивали арматурой

— Летом 1990 г. Народный фронт делал попытки провести так называемое «великое национальное собрание» на территории Приднестровья, в частности, в Дубоссарах. Дали объявление об этом в газетах. Там присутствовала и я с В.С. Носовым (лидер Интердвижения), мы приехали немного раньше.

Нацисты действовали как всегда: автобусами они привезли людей из своих сёл. Чтобы сделать вид, что это не приезжие, а жители сёл Дубоссарского района, они прибыли сначала в эти сёла, а затем оттуда пошли в Дубоссары. Помню, за их колонной бежал толстенький мужичок лет сорока, потный, запыхавшийся, и кричал: «Это не наши, это не наши!» Оказалось, это был председатель сельсовета одного из сёл, от которого якобы шла эта толпа.

Их было от силы тысячи две, вероятно, ещё меньше. Они шли по главной улице Дубоссар, а на обеих её обочинах стояли враждебные им дружинники — рабочие Дубоссарской ГЭС и других предприятий, местные жители. Все по громкоговорящей связи были оповещены, чтобы они ни во что не ввязывались и на провокации не отвечали, что бы им не орали, и они дали возможность шествию пройти на школьный стадион.

Толпа прошла, она орала свои традиционные лозунги: «Русские свиньи, убирайтесь», «Чемодан, вокзал, Россия», с румынским флагом — триколором. Были очень агрессивно настроены, у них была запланирована провокация, но увидев, как выглядят дружинники и народ, они побоялись её начать. Кроме оскорбительных лозунгов ничего не было. На стадионе местных жителей из Дубоссар или района практически не было за исключением таких, как я с Носовым — понаблюдать. Из наблюдающих там был и будущий министр финансов Приднестровья Загрядский. Он даже специально залез на берёзу, чтобы оттуда было удобнее снимать происходящее.

Всё это выглядело жалко. Лидер Народного фронта Друк, который к тому времени был уже назначен министром, произнёс речь в духе фюрера. Он был агрессивен, по позе он точно копировал Гитлера. Фотокорреспондент газеты «Молодёжь Молдавии» Мухин заснял его в позе с фашистским приветствием, получился очень хороший ракурс. На следующий день газета вышла с этим снимком на первой странице, описанием того, что там происходило и с соответствующей оценкой.

Всё это очень не понравилось господам из Народного фронта, и через день в редакцию газеты ворвалась довольно большая боевая группа, с флагами, воплями. Нюанс: флаги они надевали на телескопические удилища, на конец которых надевали металлические наконечники, чтобы использовать это как оружие. Работников редакции избили и загнали в актовый зал. Били изрядно, но серьёзных ранений никому не нанесли. Корреспондентку АП «Новости» Рыбкину не избили, так как эта маленькая, хрупкая женщина с перепугу заговорила то ли по-английски, то ли по-французски, сбив их с толку. Остальных пинками загнали в зал и потребовали, чтобы они принесли свои извинения. Работники редакции отказались это сделать, нападавшие ушли с угрозами, а ночью редакцию подожгли. В результате этого газета «Молодёжь Молдавии» прекратила своё существование. Они выпустили последний номер, в котором объясняли, почему вынуждены закрыться, но уже из подполья.

Но «демократы» на этом не остановились. Через пару дней — нападение на газету «Вечерний Кишинёв». Но оно шло по другому сценарию — заранее прислали уведомление. Если «Молодёжь Молдавии» была объективной газетой, то «Вечерний Кишинёв» — бесцветной и обтекаемой, но нацистов не устраивало, что она выходила на русском языке. Заместителем редактора работал один из депутатов Ленинского районного совета Борис Кирсанов. Он входил в нашу «депутатскую группу всех уровней», которая называлась «Советская Молдавия». Он мне позвонил: «Нам назначили время на два часа, когда придут недовольные читатели». Было понятно, что произойдёт то же, что и с «Молодёжью Молдавии».

Я собрала группу депутатов, от районного до Верховного совета Молдавии, человек 15-20. В половина второго мы пришли в редакцию ждать «недовольных читателей». Я подобрала группу так, чтобы в неё входили мужчины крепкого сложения до 40 лет, депутаты тоже такие есть. Чтобы они могли, в случае чего, дать отпор.

Пришли «недовольные читатели». Перед тем, как подняться к нам, они прошли через охрану газеты, лидер этих боевиков очень мило разговаривал с милицейской охраной внизу (руководство милицией, в отличие от КГБ, на тот момент уже было в руках нацистов. — А.С.) и потом вошли в кабинет главного редактора, где и находилась вся наша группа. У них в руках была газета «Вечерний Кишинёв», свёрнутая в трубочку, а внутри неё находилась арматура. Но когда они увидели состав нашей группы, их боевой настрой упал. В интеллектуальном уровне «друзья перестройки» выглядели как люди, закончившие не более семи классов школы. Глядя на этих «недовольных читателей», у меня создалось впечатление, что они не только на русском, но и на молдавском толком читать не умеют, за исключением того, который ими руководил.

— Нам не нравятся ваши публикации.

— Скажите, какая именно, мы обсудим, и если что-то не так, может быть, даже принесём свои извинения, если сочтём возможным.

— А нам не нравится всё!

— Ну это несерьезно, как это может всё не нравиться? Показывайте!

Среди них была и одна тётка, толстая и небольшого роста, которая ходила на все их митинги. Незадолго до того из психиатрических больниц Молдавии выпустили пациентов и было похоже, что она их пациент. На все митинги она приносила цветочный горшок с цветком, я её по этому горшку и запомнила, она его взяла и сюда. Они поняли, что несмотря на арматуру, победа в драке будет не на их стороне, и ушли. Мы обрадовались, что ничего страшного не состоялось, разошлись. Но когда мы с депутатом горсовета Кишинева Радченко выходили из Дома печати, эта женщина совершенно неожиданно напала на него сзади и разбила об его голову свой горшок. Оторопевший Радченко побледнел и сказал: «Вот дашь ей сейчас в морду, а завтра вся эта сволочь будет орать, что депутат от Интердвижения женщину покалечил». Пришлось оставить это без должного ответа.

Но на следующее утро редакцию не пустили на работу, разогнали, они с трудом смогли забрать даже свои личные вещи. Выгнали всех и набрали новую редакцию. Больше поддерживающих нас СМИ в Кишинёве не осталось, но это не помещало нам без всякого Интернета энергично развернуть устную пропаганду. И она была намного эффективнее, чем то, что сейчас делает оппозиция в Москве.

Источник: svoim.info

Теги: ссср, история, михаил горбачев, перестройка

Впервые опубликовано: 25.09.2012

RelatedPost

Leave a Reply